?

Log in

No account? Create an account
В фленте вспоминают Сапковского... - Нолдорская казарма [entries|archive|friends|userinfo]
Тинкас

[ website | Барад Эйтэль ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

В фленте вспоминают Сапковского... [Apr. 20th, 2006|02:12 pm]
Тинкас
[Tags|]


(с) на имена и топонимы принадлежат А. Сапковскому, К. Черри и племенам богини Дану.

На самом деле его звали Лиэслиа. Просто он не слишком часто вспоминал про это имя.

Когда Белая Роза стала на колени, а Старшая Кровь обильно оросила камни королевств нордлингов, отец его был среди тех, кто выжил. Чудо или трусость – не рассудить тем, кто не видел, как последняя надежда aen Seidhe захлебывается в алом прибое. Как бы то ни было, Аргенард, ведущий свой род от Feleaorn'ов с Белых Кораблей, выжил в той страшной войне. Но так и не смирился.
Война была проиграна, и dh’oine топтали Долину Цветов – и Аргенард ушел в горы, туда, куда человек не мог добраться. Если же добирался – кто расскажет, сель, предательская расщелина или же меткая стрела послужила причиной его невозвращения? Это было все, что осталось от величия Народа – каменистая пустошь, багульник и вереск, одинокая каменная башня…
В этой башне и родился Лиэслиа. На исходе осени, когда единственный выросший у башни клен покрылся последним золотом лиственной брони, он впервые увидел звезды.
Аргенард зачал сына поздно – в дни восстания Розы ему было около двадцати, но сын у него родился сто лет спустя. Долгие изматывающие тренировки с отцом, осыпающиеся под ногами камни, серое оперение стрел… таким были его детство и юность. А еще – барельеф белого мрамора, который резал Аргенард. С барельефа, еще не законченного, на мальчика смотрели глаза Аэлирэнн, Белой Розы Шаэрраведда.
В день, когда барельеф был закончен, умерла жена Аргенарда. Ее схоронили в ущелье, и синие цветы обступили кэрн, будто часовые.
Из года в год земля давала им все более скудный урожай. Все чаще Аргенард уходил в леса у подножия гор – охотой добывать пропитание. Бывало, что в лесу он встречал en pavien – и это было хорошо, потому что с их трупов можно было взять немало полезного.
Лиэслиа знал, что есть и другие эльфы. Есть те, кто живет ближе к людям, есть даже те, кто живет среди людей… Аргенард презирал их, и его сын – тоже. Фелеаорны на белых кораблях пришли в эту землю, чтобы сделать ее своей; серебряные башни уходили в небо еще тогда, когда ни одного dh’oine не видели эти леса – и теперь склониться перед этим жалким подобием Народа?! Не может быть мира между водой и пламенем, скалой и ветром, волком и зайцем, эльфом и человеком.
Иногда приходили и другие эльфы: чаще случайно, иногда – нет. Аргенарда звали в поселения, говорили, что в единстве сила Народа… но воин Белой Розы не хотел единства с теми, кто склонился.
…И вот однажды он не пришел – почти приполз домой. Обломок стрелы торчал у него из груди, кожаная рубаха пропиталась кровью. Каменное крошево за Аргенардом становилось из серого – бурым.
- Удачной была охота, сын мой, - прохрипел он, - Dh’oine остался в распдке у входа в ущелье.
- Отец! Я перевяжу…
- Поздно. Теперь ты… за серебро…
Он замолчал.
Лиэслиа похоронил отца рядом с матерью, и кэрн увенчал барельефом Королевы, а рядом, среди синих цветов, посадил перенесенный снизу куст роз.
Из всех вещей отца взял он лишь меч да застежку для плаща – серебряную розу.
…Первых эльфов он встретил на третий день.
- Кто ты?- спросил его страж.
- Мое имя Аргиад, я – воин королевы Аэллирэнн. Я пришел к лорду Филавандрелю, моему родичу.
- Воин Аэллирэнн?!- эльф не смог скрыть изумления.
- Королевы Аэллирэнн.- поправил его Аргиад.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: essy_aka_tigra
2006-04-20 06:36 am (UTC)
Да.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: modo_
2006-04-25 07:32 am (UTC)
Э-эх, сколько раз эльфы уходили партизанить... Сколько их легло под деревьями...

Сколько ж мастеров серебряных клинков были взяты на еле тесанную пику ополченца... Сколько обладателей тонких полуживых луков померли, пришпиленные к любимым деревьям арбалетными болтами...

...И сколько эльфьих княжеств на уровне раннего феодализма сожрали Империи людей во всех мирах. Великие Империи великого народа.

Сколько было святых войн за выживание Народа Полых Холмов - последних и на смерть, "до чеки тележной" - на самом деле оборачивающихся вялотекущей головной болью нищего людского королевства.

И так будет всегда. В любом мире.
(Reply) (Thread)