?

Log in

No account? Create an account
Про политику - Нолдорская казарма [entries|archive|friends|userinfo]
Тинкас

[ website | Барад Эйтэль ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Про политику [Feb. 2nd, 2012|01:45 pm]
Тинкас
[mood |голодное]
[music |Вагнер - Золото Рейна]

Есть такой человек - В. Мараховский
Пишет прекрасные статьи.

1. Похвала Шендеровичу


В дни, когда московская либеральная интеллигенция борется за Москву Для Всех и укоряет великорусский шовинизм — её нельзя не поддержать.

То, что российский либерализм по определению антинационалистический — большая удача для России. И то, что робкое предложение одного из лидеров российского либерализма Владимира Милова «подумать о создании либерального национализма» горячо отвергнуто рукопожатной либеральной общественностью, означает, что одна из самых серьёзных угроз будущему России пока что отложена.

Дело вот в чём. В своём скромном предложении Владимир Станиславович заявил единомышленникам, что они (российские либералы) совершенно зря прохлопали национализм, сдав его «евразийцам и государственникам». Например, бархатные либеральные революции в Европе и оранжевая на Украине — так «они были вовсе не травоядно-гандианскими, а имели мощный националистический оттенок». Милов также предлагает прекратить «прикрываться фиговым листком общечеловеческих ценностей» и считает, что нужен «либеральный национальный проект, укрепляющий идентификацию русских как европейцев». А не каких-нибудь там евразийцев.

Надо отметить, что в этом направлении возбудился не один В.С.Милов. Один из создателей 90-х, в прошлом рассказавший о русских много нехорошего Альфред Рейнгольдович Кох на днях тоже издал речь, в которой начал вопрошать от имени «безъязыкой улицы» с Манежной: «Почему чеченцев, убивавших русских солдат, амнистируют, а Буданова и Ульмана — нет? Почему чеченцы в начале 1990-х выгнали всех русских из Грозного (а неуехавших зарезали), а мы не можем их заставить хотя бы вести себя прилично в нашей Москве? Почему мы их так щедро кормим, если самим всего не хватает?». Деликатно дистанцируясь от национализма, Альфред Рейнгольдович в то же время отмечает: «Созданная Кремлем потемкинская деревня национальной политики представляет собой адскую смесь из опостылевшей политкорректности, тошнотворной сервильности и давно почившего в бозе пролетарского интернационализма».

В общем, тезис примерно тот же: нужен либеральный национальный проект.

Между тем, близкое знакомство с передовым восточноевропейским опытом показывает, к каким пугающим успехам может прийти нация под руководством идеологии либерал-национализма. Для примера можно взять решительно любую страну, в которой он победил — от Грузии до Польши и от Украины (в её краткую, но яркую оранжевую эпоху) до Латвии.

Либерал-национализм во всех перечисленных странах предполагает, с одной стороны, полную свободу капитала во всех его затейливых проявлениях. А с другой — мощно выступает за Нацию.

Чтобы два эти параграфа, на первый взгляд взаимоисключающие, срослись в голове отдельно взятого избирателя — во всех постсоциалистических странах национал-либералами создаётся специальный параллельный мир. В нём статус физических законов имеют следующие догмы:

1. Наш народ (нужное вписать) — культурная европейская нация, просто сильно пострадавшая.
2. Пострадавшая от орд антинациональных большевиков, уничтоживших наш цвет в прошлом тысячелетии.
3. Отрицание европейскости нашей нации и её пострадатости от орд большевиков является антинациональным по определению.
4. Очевидно, что чем более антибольшевистское перед нами явление, тем более оно национально.
5. Наиболее антибольшевистским явлением логично признаётся Свобода Предпринимательства — следовательно, это наша исконная национальная ценность.
6. Всякое заявление о том, что Свободу Предпринимательства необходимо ограничивать в интересах кого бы то ни было, является большевистским и по определению антинациональным.

Вот, собственно, и вся ловкость рук. Представим теперь себе на секунду, что либеральная оппозиция, вместо того чтобы мёрзнуть под лозунгом «Москва для всех», начала заботиться о национальных интересах. Переняла лозунги националистов. Ввела «мощный националистический оттенок» в свои речи и произведения. Состыковала своё желание прийти к власти и свой СМИ-ресурс с общенациональным чувством унижения. И добилась успеха.

Представить это несложно. Мы имеем перед глазами множество примеров передового опыта.

На практике всё начинается с того, что либерал-националы у власти, блюдя свободу раздачи материальных богатств, в то же время жёстко национализируют пространство мышления.

То есть: коридор, в котором при нацлиберализме можно мыслить вслух, резко сужается. Например, тема социальной справедливости — изначально являющаяся, как мы помним, антинациональной — выбрасывается из допустимых обсуждений вообще. За нею по цепочке следуют все рассуждения о возможном развитии государственного строя — ибо они так или иначе затрагивают Свободу Предпринимательства, только что окончательно залакированную в качестве главной национальной ценности.

Все попытки поставить Предпринимательство под сомнение встречаются мощным встречным прямым: «Вы, значит хотите вернуть нашу нацию в кровавые годы большевизма? И это сейчас, когда нации необходимо выжить? Когда нам нужно вернуться к исконному быту после десятилетий большевистского кошмара?»

В результате — при всех национал-либеральных режимах наблюдаются одни и те же эффекты.

Первый. Крайне успешно происходит Выживание Нации. Рекордсменами тут, несомненно, являются: Грузия, сумевшая (под чутким руководством Свободного Предпринимательства) выжить в Россию почти четверть своей нации; Латвия, выжившая треть как на запад, так и на восток; и Польша, больше всех выжившая количественно — порядка 4 млн. Все выжитые работают кто где, поскольку у них есть Свобода Выбора.

Второй. Удаётся и возврат к Национальному Быту. Так, в Прибалтике успешно уничтожена имперская, неорганичная для народов промышленность; Польша избавилась от собственного автомобилестроения, практически покончила с замшелыми гданьскими верфями и ищет, кому бы запродать сгоряча закупленный, «чтобы не достался России», Мажейкяйский НПЗ. Там, разумеется, собирают автомобили и клепают ноутбуки — но, разумеется, чужие: при либерал-национализме любой иностранный капитал, как бы он ни грёб под себя всё любое вокруг, от рабочей силы до производств, признаётся антибольшевистским и потому — национальным.

И третий. Оптимизация территориальной целостности либерал-национальной державы — неизменное условие либерал-националистического правления. Примеры тому — опять-таки Грузия, Молдавия и до сих пор балансирующая на грани Украина. Причина на поверхности: либерал-национализм печётся о судьбе Нации, а не о судьбе какого-то там государства. Обычно после запоминающейся попытки установить национальный порядок в компактно населённых инородцами регионах последние отделяются — и, таким образом, нация экономит кучу денег на их содержании.

Мысленно перенесясь на минуту в Россию, где победил либерал-национализм, мы увидим множество занятных явлений. Например, Ксению Анатольевну Собчак в кокошнике со стразами. Широкие русские масленицы в местных представительствах транснациональных корпораций. Национальное примерение путём установки памятника борцу антибольшевистского сопротивления Гельмуту Вильгельмовичу фон Паннвицу в центре Москвы. Отмену антирыночных — а следовательно, и антинациональных — протекционистских законов. Окончательную распродажу по частям ряда затратных позорищ, вроде собственной космической отрасли и армии, не приносящих прибылей. Подписание договора о прекращении огня с Республикой Саха. И так далее.

В плюсы же либерал-национализма можно будет записать, во-первых: очень чистые улицы Москвы и Петербурга (национальной рабочей силы освободится столько, что славянского типа дворников станет некуда девать). Во-вторых: увеличение числа людей, знающих и любящих народный фольлор (избавление от всякого там космоса резко снизит потребность в физике и химии, так что учебные часы под фольклор освободятся). В-третьих: резкое снижение цен на жильё (высокие цены - болезнь лишь стран, ворочающих передовыми видами бизнеса. Если, конечно, речь не идёт об очередном пузыре). И в-четвёртых: объехать свою Родину от края до края станет гораздо проще, быстрее и дешевле.

Все эти явления взяты не из шаловливой головы автора: это просто экстраполяция восточноевропейского опыта национал-либерализма на российский случай.

Пока националистических идей в нашем обществе придерживаются в основном люди, имеющие консервативную, социально-консервативную или социалистическую идеологию, чистых фанатичных либералов среди националистов крайне мало. И именно это уберегает нас пока от самозарождения восточноевропейского национал-либерализма.

Автор искренне надеется, что по прочтении этой пугалки даже самый национально мыслящий читатель по-новому посмотрит на митинг на Пушкинской и поймёт, сколько пользы от Виктора Анатольевича Шендеровича в том виде, каким мы его знаем.

© 2010 год

2. Эльфы и национальный вопрос

Уважаемые читатели! Статья премьер-министра о национальном вопросе произвела в кругах российских национал-либералов довольно опустошительное действие. Национал-либералы, до сих пор считавшие себя держателями «контрольного пакета национального вопроса» -- теперь её либо старательно игнорируют (что при бурлящем интернете довольно странно), либо ругают. За что именно ругают и почему игнорируют – представляет отдельный интерес.

...Следует сказать, что главный тезис национал-либерализма высказал в своём программном интервью Борису Шалвовичу Акунину лидер нацлибералов Алексей Анатольевич Навальный.

Тезис звучал дословно так: «Национальное государство - это европейский путь развития России, наш милый уютный, при этом крепкий и надёжный, европейский домик».

Насколько термин «милый уютный европейский домик» применим к державе площадью в 17 миллионов квадратных километров, из которых 13, с сорокамиллионным населением, азиатские -- настолько же национал-либерализм применим к российской реальности. Однако надо сделать поправку на то, что национал-либерализм возник и развился как сугубо столичное явление – по сути, он не идеология, а форма полемики, газетного нагона. Сам жанр этот таков, что к фактам всегда враждебен и предпочитает оперировать истериками как основным инструментом. (Кстати, я об этом писал ещё до появления национал-либерализма как явления).

Национал-либерализм родился от желания московских либералов скрестить собственную политическую – уже двести лет строго «антиимперскую» -- родословную с чем-нибудь предположительно народным и наболевшим. После Кондопоги, Сагры, Кущевской и Манежки стало вполне ясно, что самое наболевшее в России – это потерявшие берега мафии в союзе с продажными органами власти (нередко эти мафии и производящими). Национал-либералами принята аксиома, что наиболее опасны – мафии этнические. Что их существование есть не частный случай деградации государственной машины, а следствие имперской политики России. И что избавиться от них возможно, лишь отказавшись от имперской политики – понимаемой ими как «служение народа-победителя покорённым народам». Распространение и развитие цивилизации, которое сто лет назад Киплинг считал естественным способом существования европейца, "белого человека" -- в трактовке национал-либералов есть его эксплуатация.

К нынешнему моменту национал-либерализм произвёл два общеизвестных лозунга: «Хватит кормить Кавказ» (базирующийся на постулате о том, что Кавказ потребляет до половины всех госдотаций в России) и «Даёшь русское национальное государство» (базирующийся на постулате о том, что у татар и чеченцев есть свои национальные образования, а у русских нет).

Оба постулата, давшие жизнь лозунгам нацдемов, отметим – вполне ложны. По величине безвозмездных поступлений на душу населения, учитывающей все виды финансирования регионов со стороны государства, в десятку самых финансируемых регионов России входят лишь Чечня (7-е место) и Ингушетия (9-е место). Национальное образование у русских тоже есть, оно называется Россия и ему больше тысячи лет. Другое дело, что до минувшего понедельника «национального ответа» у власти вроде как не было, поэтому нацлибералы вольны были резвиться на своей эксклюзивной поляне «национального вопроса», самостоятельно изобретая какую угодно реальность и какие угодно дискурсы.

Появление на этой поляне В.В.Путина, причём с развёрнутым ответом, заставило национал-либералов отступить с позиций критики "отсутствия национальной политики" на "критику недостаточно национальной политики". То есть -- во вторичность. И даже в маргинальность, поскольку национальная политика «от Путина» обнажила в их собственных концепциях дыры, которые до появления «национального ответа» просто ничем не заполнялись. Поскольку, повторим -- национал-либерализм есть скорее форма полемики, чем пригодная для России идеология.

Повидимому, именно осознав это, ведущие национал-либералы (включая А.Навального, К.Крылова и В.Милова) в день выхода статьи премьера просто обошли её молчанием. Меньшинство же – из добросовестности высказалось.

Тем, кто высказался, пришлось признать, что премьер предложил некоторую конкретику. А именно: переформатировать образование под общегосударственную гражданскую идентичность и «русский культурный код». Публично расследовать обстоятельства, которые приводят к межнациональным конфликтам. Запретить создание региональных и национальных партий в нацреспубликах. Ужесточить наказания для мигрантов за нарушения миграционного режима. Не допустить создания гетто. Заставить иммигрантов учить русский язык и правила поведения, а также дать людям национальных окраин возможность работать у себя дома, а не ехать толпами в центральные области.

Но эта конкретика, по мнению национал-либералов – всё равно антирусская. Потому что на самом деле:

Путин обозвал русских «скрепляющим ядром России», а надо было, напротив, вписать в Конституцию РФ пункт, что это Россия – государство русской нации. Ещё надо давать гражданство России иностранцам на основании документов, что кто-нибудь из родителей по крови русский. Кроме того, стоит перестать финансировать развитие Северного Кавказа. Ввести визовый режим со Средней Азией.

Таким образом, национал-либералам после путинской конкретики остались инициативы либо корректирующие (предоставление гражданства зарубежным русским и визы для узбеков), либо символические, либо -- очевидно деструктивные.

Так, к примеру, главное требование -- признать русскую нацию государствообразующей – 23 января неожиданно поддержал чеченский парламент. Председатель парламента ЧР Дукуваха Абдурахманов пояснил: «Мы как субъект, имеющий право законодательной инициативы в Государственную Думу и Совет Федерации, готовы выйти с такой инициативой. Юридически это никому ничего не даст, поскольку Россия – федеративное государство. Но если есть такое желание и это желание постоянно политически эксплуатируется, то можно расставить акценты».

Что касается пункта «сократить инвестиции в республики Северного Кавказа» -- то на практике единственной реакцией нищих нацобластей на сохранение отставания от более благоустроенных русских областей может стать продолжение и усиление миграции туда. Таким образом – главная проблема, проблема этнокультурных конфликтов, будет не решена, а усугублена. Попытка решить её очередным усилением изоляции обернётся очередным отступлением. Рано или поздно же эта логика упирётся в необходимость оптимизировать российскую территорию до «истинно русской» -- что гораздо ближе к идее «уютного европейского домика», чем к идее сохранения целостности страны. На этом этапе цели национал-либералов удивительным образом совпадают с векторами, указанными Збигневом Бжезинским и другими сторонниками уменьшения слишком большой страны до величины и мощи нескольких Чехий.

Впрочем, тот же европейский опыт показывает, что от иммиграционных потоков, гетто, мафий и этнических конфликтов, какие нам зачастую не снились -- это не спасает даже самые маленькие национальные государства без амбиций.

...Всё сказанное выше, разумеется, не значит, что призрак «уютного европейского домика», призванного заменить Россию от Калининграда до Камчатки, окончательно рассеялся. Несмотря на то, что идея «национального государства по-европейски» в самой Европе действительно провалилась – нацлибералы упорно повторяют и будут ещё долго твердить, что нет (а инородческие и иноверческие гетто с горящими машинами в центре европейских городов – это просто мелочь). Несмотря на то, что как раз в день публикации путинской статьи экспертами Deloitte Евросоюзу был объявлен «Еврогеддон» -- нацлибералы будут твердить, что в ЕС «живут как люди, потому что у них национальные государства». И так далее.

Но деморализованность в стане бывших «мажоритарных акционеров наболевшего» -- налицо. Судя по всему – именно потому, что «государственнический», он же «имперский» метод решения национального вопроса – относится к «этническому» так же, как любая империя к племенному союзу. Это -- просто несопоставимые технологии.

© 2012 год

Побрал у matti_sanДори здесь.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: matti_san
2012-02-02 10:02 am (UTC)
Проставь названия статей (их две, а у тебя одна получается) и годы написания, что ли.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: tincas
2012-02-02 10:05 am (UTC)
В конце каждой статьи проставлен же год написания, спецом копирайты ставил. Сейчас более явно напишу.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: wetfield
2012-02-02 10:23 am (UTC)
Читал, долго думал, смысл ниасилил: ПРИЧЁМ ТУТ ЭЛЬФЫ?:)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: tincas
2012-02-02 11:43 am (UTC)
При переписи населения, конечно.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: oilan
2012-02-02 11:37 am (UTC)
"надо было, напротив, вписать в Конституцию РФ пункт, что это Россия – государство русской нации"
После этого как-то сразу расхотелось читать всё остальное...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: tincas
2012-02-02 11:43 am (UTC)
Ну да, нацлибералы - малоприятно.
(Reply) (Parent) (Thread)